Коронавирус » Новости » В Италии » Вирусолог рассказал, как лечат больных коронавирусом в Италии

Вирусолог рассказал, как лечат больных коронавирусом в Италии

, ,
Лайк (Пока лайков нет)
Загрузка...
Поделитесь с друзьями:
Вирусолог рассказал, как лечат больных коронавирусом в Италии

В Италии

139 422
Инфицировано
17 669
Скончалось
26 491
Выздоровело

В России

8 672
Инфицировано
63
Скончалось
580
Выздоровело

Вирусолог Александр Семенов рассказал «Ъ», как лечат больных коронавирусом в Италии.

«Здесь, в Италии, мы увидели, как делать не надо», — сказал «Ъ» известный российский вирусолог, замдиректора НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Пастера Роспотребнадзора в Санкт-Петербурге Александр Семенов, который вместе с группой военных специалистов и медиков Минобороны разворачивает госпиталь для спасения больных коронавирусом в Бергамо.

Доктор Семенов рассказал о профессиональном выгорании итальянских коллег, о том, как они решают проблему, когда на «один-два ИВЛ трое или пятеро больных с респираторным дистресс-синдромом, которые практически не дышат». В таких условиях система здравоохранения проверяется на прочность, а наступил практически коллапс, говорит Александр Семенов. Тем не менее вирусолог Семенов оптимистичен: «итальянский сценарий» в России маловероятен.

Доктор биологических наук Александр Семенов возглавляет лабораторию иммунологии и вирусологии НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Пастера Роспотребнадзора в Санкт-Петербурге, является замдиректора института по инновационной работе. В 2014—2015 годах Семенов участвовал в российской экспедиции в Африке для борьбы с вирусом Эбола. В 2020 году дважды направлялся в Китай в служебные командировки по поручению Роспотребнадзора и ВОЗ. В настоящее время вместе с коллегами из Минобороны РФ находится в итальянском Бергамо.

Военное ведомство России направило в Италию группу специалистов численностью около ста человек для оказания помощи в борьбе с коронавирусом. На Апеннины прибыли восемь врачебно-сестринских бригад, оснащенных необходимым медицинским оборудованием и имуществом, и ведущие специалисты в области вирусологии и эпидемиологии.

— Какие главные направления вашей работы в Италии? Вы сейчас занимаетесь в основном тестированием пациентов?

— Сюда приехали специалисты нескольких профилей. Наши военные врачи проходят сейчас практику и работают с пациентами в больнице папы Иоанна XXIII, чтобы сверить подходы и лечить по итальянским законам и правилам, оформлять документацию. Непосредственно в больнице, которую итальянцы развернули в очень большой госпиталь против коронавируса. проходят ежедневные тренировки, практические занятия и обучение.

Никто не занимался этим серьезно и централизованно. Для нас это вопиюще, а здесь это норма. Каждый день обрабатывается три учреждения. В каждом случае задействована отдельная бригада наших военнослужащих.

Одновременно мы занимаемся вопросами дооснащения и запуска специального госпиталя, который разместится на территории «Бергамо-ЭКСПО». Местные власти переоборудовали выставочные помещения на средства, которые собрали по подписке ветераны элитных спецподразделений итальянской армии — альпийские стрелки. Итальянские и российские медики будут совместно работать в отделениях реанимации и интенсивной терапии в терапевтических отделениях, в диагностических лабораториях и в отделениях для выздоравливающих.

Делается это в потрясающе короткие сроки, график очень напряженный. Во вторник только начались согласования технических моментов, а через четыре дня мы уже должны принять первых пациентов. Работа будет вестись круглосуточно по полному циклу. Наши бригады начнут посменно работать, полностью самостоятельно, с полным ведением больных. А пока мы консультируем, подсказываем и обучаем итальянских коллег основам биобезопасности и эпидемического контроля.

И мы с удовольствием делимся этим опытом. Свободного времени нет совсем, приходится впитывать и делиться огромными объемами информации. Это непросто.

— Работа наших специалистов в Италии поможет и в преодолении эпидемии в России?

— Да, итальянцы накопили такое количество больных, что заболевание стало развиваться по экспоненте. В таких условиях система здравоохранения проверяется на прочность, а наступил практически коллапс. Вы не представляете, какие были эмоции у главного врача, когда он узнал, что мы привезли с собой несколько десятков аппаратов ИВЛ и будем сами на них работать. То есть не просто рабочие руки, которых здесь тоже не хватает, потому что значительное число врачей выбито из строя.

В тяжелых условиях эпидемии профессиональное выгорание наступает очень быстро. Мы здесь наблюдаем так называемый «взгляд на тысячу миль», как у бойцов, когда они выходят после многочасового боя в шоковом состоянии. Это касается здесь всех медиков, но в первую очередь реаниматологов, анестезиологов и инфекционистов. Действительно очень тяжело.

Поэтому, когда ты понимаешь, что прибыла подмога, и не просто сочувствующие, а высокопрофессиональные и опытные коллеги, способные оказать помощь людям — твоим соотечественникам, то, наверное, у наших итальянских коллег открывается второе дыхание. Конечно, и им, и нам неплохо бы поспать. Но наш день еще не закончился и вряд ли завершится раньше часа ночи. А подъем в шесть утра. Пока не запустим госпиталь, спать некогда.

— На взгляд специалиста, находящегося в эпицентре эпидемии: что надо еще успеть сделать в России? Какое количество специалистов, отдельных палат и коек, аппаратов ИВЛ и т. д. надо иметь в готовности?

— Если статистика верна, то, как это ни парадоксально, по аппаратам ИВЛ мы на первом месте в мире. У нас очень большое перевооружение было в последнее время. По крайней мере в крупных городах этой проблемы нет. А еще из резервов привезут. У нас самая главная задача, чтобы медленно нарастало количество больных. Чем медленнее нарастает эпидемия, чем меньше будет тяжелых, тем больше возможностей оказать квалифицированную помощь. Чтобы не оказаться в ситуации, аналогичной итальянской, когда у врача один-два ИВЛ и трое или пятеро больных с респираторным дистресс-синдромом, то есть человек практически не дышит. Это просто безумие — находиться перед таким выбором, кому дать подышать! В такой ситуации понятие медицинской этики уже не теоретические задачки, а сложнейший выбор для врача.

Очень хотелось бы провести их по отделению реанимации бергамской больницы и показать, чем это может закончиться, если вовремя не спохватиться.

Китай спохватился вовремя и при их огромной численности и плотности населения уже ушел с первых мест по количеству погибших. Что касается России, то, я думаю, какое счастье, что мы это смогли затормозить, закрыли по запросу главного санитарного врача границу с Китаем и транзитные потоки, выиграли несколько месяцев.

Мы увидели, как делать не надо. Теперь мы понимаем гораздо больше, чем две недели назад, когда только начинали здесь работать и помогать.

— Вы можете сравнить противоэпидемиологические меры, введенные в Москве и регионах, с теми, что видите в Италии?

— Я улетал (из Санкт-Петербурга.— «Ъ»), когда эти меры только планировались к введению. Судя по тому, что мне сообщают родные и коллеги из Петербурга, они сопоставимы. Но это не карантин. Карантин — это кордоны и полный запрет на передвижения. В Италии же проверяются документы на улицах, есть изолированные зоны, изолирующие мероприятия. Это не полноценный карантин, но Италия живет в таком режиме достаточно давно.

Более того, в некоторых моментах режим пожестче, чем сейчас в Санкт-Петербурге и Москве. Здесь закрыто все, и очень плотно.

Скажем, итальянские власти по каким-то своим критериям (наверное, доступность ассортимента) оставляют работать на определенной территории не все продовольственные магазины, а только несколько. В результате на целый городской квартал открыт только один.

— И жестко контролируют соблюдение социальной дистанции?

— Да, сегодня нам потребовалось купить элементарные витамины, потому что рабочий день очень длительный, а на сон остается немного времени. Через несколько дней все наладится — и, я надеюсь, мы выспимся. Чтобы помочь моему коллеге (основной контингент — это военнослужащие, гражданских нас только двое), мне пришлось вместе с ним зайти в аптеку — помочь с выбором и в качестве переводчика. На нас очень строго накричали. Потому что даже в весьма крупную аптеку — это не аптечный киоск, а помещение с большим торговым залом — люди стоят на улице, соблюдая дистанцию, а внутрь заходят строго по одному.

На улицах нас узнают по военной форме, а меня, наверное, по весьма славянской внешности. И благодарят, опять же соблюдая дистанцию: «Grazia, Russe!» И другие хорошие слова находят: «Мы знаем, что вы здесь. Мы вам благодарны». И это происходит ежедневно. Каждый выход в магазин за элементарной мелочью типа сока или йогурта сопровождается двумя-тремя такими эмоциональными итальянскими благодарностями.

— В отличие от Италии в Москве, например, даже гулять не разрешается. Только «короткими перебежками» до магазина или аптеки. Это оправданно? У нас нужны меры по усилению карантина?

— Надо все-таки цыплят по осени считать, то есть смотреть по результатам. Если принятые меры населением не соблюдаются либо не ведут к снижению темпов роста заболеваемости, тогда надо усиливать.

Но если будут дальше массовые нарушения со стороны простых граждан или вопиющий непрофессионализм ответственных руководителей, в том числе медиков, которые, выехав за границу, по возвращении не ушли на карантин, а в результате заразили коллег, тогда надо закручивать гайки вплоть до настоящего карантина.

— То есть выходы из дома по необходимости в магазины и аптеки должны быть не просто ограничены, а практически сведены к нулю? А как тогда выживать и физически, и психологически? Покупки через интернет и доставка курьерами могут быть решением?

— После посещения Китая я уже говорил, что эпидемия коронавируса станет хорошей лакмусовой бумажкой на сознательность населения и его приверженность гигиеническим стандартам.

С одной стороны, я вижу вменяемых сознательных людей — мои сотрудники и родственники присылают мне фото и видео из Санкт-Петербурга, где абсолютно пустые улицы. И тут же вижу совершенно странные посты в соцсетях, что «десятый раз сегодня ходил гулять с собакой». Вы «герой», что ли, или, простите, неполноценное существо? Кем себя такой человек считает? Если у нас в стране больше вменяемых людей, не потребуется дополнительных мер. Если же желание погулять с собачкой дороже жизни соседки-пенсионерки, значит, надо принуждать к социально ответственному поведению.

Я же вижу, что творится в Италии, где долго раскачивались. Вчера наши специалисты работали в одном пансионате для престарелых в окрестностях Бергамо. Из 120 постояльцев пансионата 50 умерли, еще около 60 инфицированы коронавирусом — им сейчас анализы сделали.

Милосердие? Но зрелость общества оценивается по его отношению к самым незащищенным — детям, инвалидам и, конечно, старикам. Поэтому у нас есть возможность показать, насколько у нас общество зрелое. Мне тоже не нравятся ограничения личной свободы, я не испытываю никакого восторга, но буду соблюдать все требования. Я вижу, к чему приводит несоблюдение этих требований. Здесь каждый день умирают люди, и каждый день их много. Наши граждане обладают большим количеством информации о том, что происходит во всем мире. Я надеюсь, что они прислушаются и поймут, что социально ответственное поведение — это не прихоть властей.

— Прогноз Дениса Проценко, главного врача инфекционной больницы в Коммунарке, что в России может повториться итальянский сценарий, вероятен в ближайшее время?

— Я надеюсь, что для России он очень маловероятен. Во-первых, у нас все-таки значительно более сильная система здравоохранения. В частной беседе я уже приводил такой пример-сравнение в ответ на восхищение коллег итальянскими больницами и врачами — тут есть абсолютно чемпионские заведения. Бывает совершенно разный подход к здоровью населения. Можно иметь сто олимпийских чемпионов и миллионы людей, которые не занимаются спортом, едят фастфуд, пьют пиво и страдают гиподинамией. А можно иметь сто миллионов граждан, которые занимаются спортом без выдающихся достижений, но ведут здоровый образ жизни. Какое общество будет здоровее: без единой олимпийской медали или со ста олимпийцами и миллионами абсолютно больных людей?

Я надеюсь, что теперь опомнятся и не будут этого делать. У нас достаточные ресурсы, чтобы мы точно не повторили итальянский вариант развития ситуации. Хотя бы действует серьезная, адекватная и разветвленная система Роспотребнадзора. В Италии этого нет уже давным-давно. Они это «оптимизировали».

Андрей Перевезенцев, Мария Новикова

Комментарии:

Ваше мнение очень важно для нас!